домой 18 февраля 10:12

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Новости

Производственные альянсы лучше дележа рынков26 января

Портал «Сонар 2050», ставящий перед собой цель развивать сотрудничество России и Белоруссии, поговорил с заместителем директора по научной работе Вологодского научного центра РАН Константином Гулиным о реалиях и перспективах вологодско-белорусской кооперации в области машиностроения.

— СМИ рассказывают об успехах белорусско-вологодского сотрудничества в 2017 году. На ваш взгляд, какие знаковые события года в белорусско-вологодской кооперации стоит особо выделить?

— Это целая серия событий, позволяющая надеяться на то, что связи между Вологодской областью и Республикой Беларусь выходят на новый уровень как с точки зрения интенсивности, так и с точки зрения глубины и уровня актуализации.

Если в предыдущие годы всё-таки это были отношения региона и республики, то сейчас создаётся задел для того, чтобы они вышли на межнациональный уровень и стали одним из ключевых сегментов российско-белорусского сотрудничества в целом. Этому способствует проект создания машиностроительного кластера в городе Череповце, в основе которого лежит организация производства широкой линейки сельскохозяйственной и специальной техники с использованием лучших белорусских технологий.

В прошлом году проект представлялся на разных площадках федерального уровня, в том числе и на июньском Форуме регионов в Москве. В начале декабря состоялась встреча губернатора Олега Кувшинникова с Григорием Рапотой — главным моментом было обсуждение хода реализации проекта машиностроительного кластера с прицелом на то, чтобы он мог попасть в число приоритетных для Союзного государства.

Если и дальше всё будет развиваться в том же ключе, то 2017 год может стать вехой в переходе нашего сотрудничества на более высокий качественный уровень...

На текущем этапе сотрудничества своеобразным локомотивом я бы назвал Череповецкий литейно-механический завод. Он придал импульс. Потому что на каком-то этапе сотрудничество, как мне кажется, стало потихоньку сужаться. Здесь разные факторы: санкции, падение цен на нефть и изменение курса рубля.

С одной стороны, стоимостные показатели взаимной торговли изменились в худшую сторону, но с другой стороны, российские покупатели, в том числе крупные компании, стали смотреть на внутренних производителей: те же нефтяники и газовики, которые ранее львиную долю оборудования покупали за границей, сейчас смотрят, кто в России мог бы это произвести.
Соответственно возрос спрос и на продукцию белорусских производителей. Но белорусская продукция в основном ориентирована на тех покупателей, которые относительно нетребовательны к высоким качественным характеристикам, но чувствительны к цене. Например, наши крупные лесозаготовительные компании, арендующие большие площади леса и заготавливающие его в больших масштабах, не будут закупать белорусскую технику, потому что для них важны производительность и надёжность. Они покупают John Deere, Ponsse, Komatsu, они никогда не купят «Амкодор». А более мелким сложно купить за миллион евро комплекс John Deere, они не могут себе позволить импортную технику.

— Можем сказать, что Беларусь для Вологодской области стала своеобразным техническим донором?

— Не сказал бы так. Технологический донор — это слишком громко. Какие-то технологии — да, заимствовали, есть и другие поставщики технологий, кроме Беларуси. Одним из поставщиков технологий — да. Те же трактора — у нас не было бы здесь производства, если бы с белорусами не удалось наладить контакт, потому что для своей технологии нужны большие деньги и много времени, а у нас их уже производят. Понятно, что это сборка, но всё равно даже технология сборки требует отработки.

— Директор ЧЛМЗ Владимир Боглаев в одном из интервью заявил, что ЧЛМЗ вместе с МТЗ противостоят конкурентам на российском рынке строительной техники. Вы можете рассказать, как зарождалось это сотрудничество между литейно-механическим заводом и Минским тракторным?

— Это как раз пример истории не советского периода, а современности. Здесь роль личностного фактора. Сам директор Боглаев Владимир Николаевич — выходец из белорусского автозавода БелАЗ. Это его инициатива — привезти сюда технологии и создать производство белорусской техники в Череповце.

Он сам, выступая, жалуется, что ему не очень активно помогают. По сути дела, поддержка со стороны области началась только в последний год, когда они увидели, что что-то получается. А так он один бился с этим делом. Не то чтобы руководство области мешало, но активно не помогало.
Я сам по своей сфере деятельности работаю с компаниями, консультирую их по разным вопросам и представляю, как сложно сейчас заниматься обрабатывающим производством в России, не знаю, как в Беларуси.

По сути дела, это одно из самых невыгодных занятий сегодня в России. Это не торговля (сегодня купил — завтра продал). Для того чтобы получить какой-то продукт и вывести его на рынок, минимум два года надо вкладывать. Сначала в разработку, потом в производство и продвижение на рынок и т.д. Нужны кредиты.

Шумпетер говорил, что капитализм — это такая форма частной собственности, при которой инновации делаются за счёт заимствованных средств. Без доступных и длинных кредитов никак, ты должен занять где-то, вложить, потом получить прибыль и отдать. Но когда ты не можешь нормально взять кредит, какое может быть развитие?


Полная версия интервью – по ссылке.

© Пресс-служба СППВО

Rambler's Top100 Rambler's Top100